Рубрика: <span>Общество</span>

В фильме содержатся сцены… Кино как стимул насилия и психопатологии

Ужасный расстрел в Казани… Ещё более кровавый расстрел три года назад в школе Керчи, до того, с меньшими жертвами, – в Москве. Были и другие.

Истоки школьных побоищ берут начало в 1999 году в американской школе «Колумбайн». По итогам казанских событий, как обычно, на телеэкранах снова замелькали дебаты об усилении охраны в школах, о повышении бдительности и т.п. Но почему-то никто не обращает внимания на тот факт, что после «Колумбайна» аналогичные школьные кровопролития продолжились в тех же США, в других странах и наконец добрались и до нас. Зверские акции ярко и популярно отобразили кинематограф, интернет, клипы рэперов. Расстрелы в Керчи и Казани явно подражают «Колумбайну». Лавина агрессии, насилия и крови круглосуточно льётся на нас со всевозможных экранов! Однако о губительном влиянии этого информационного потока почему-то забывают. А ведь законы подражания, психического заражения и внушения, идентификации, в том числе с преступниками и убийцами (ныне эстетизированными как киллеры), продолжают действовать в реальной жизни.

Криминальное видео

Ещё в 1986 г. я опубликовал в журнале «Здоровье» статью «Ребёнок смотрит фильм», на материалах своих исследований поставив в ней проблему, связанную с увеличением в те годы числа зарубежных и отечественных фильмов, всё натуралистичнее и чаще демонстрирующих проявления насилия и жестокости. Это отрицательно влияло на молодёжную аудиторию, что подтверждали и данные от правоохранительных органов. За точку отсчёта можно взять появившиеся в перестроечные времена видеосалоны, где наши граждане всех возрастов в тесноте и духоте глазели на прежде недоступные сцены убийств, зверств и прочих откровенностей в фильмах из-за рубежа. Ящик Пандоры распахнулся, криминальное видео хлынуло в страну. Социальнопсихологические исследования и выводы о вреде подобной продукции, конечно, не вписывались в планы новоявленных медиабизнесменов и нуворишей…

Пособие для маньяков

Вроде бы ушли в прошлое бандитские 1990-е годы. Однако недавно «светская львица» К. Собчак сняла и выпустила на просторы интернета фильм-интервью с только что вышедшим из заключения маньяком Моховым, который почти четыре года в своём гараже-«бункере» удерживал, издевался и насиловал двух несовершеннолетних девочек. Журналист Евгений Додолев справедливо пишет, что этот фильм является пособием для начинающих маньяков, тем более что сам Мохов подражал другому преступнику. Одновременно в интернете рекламируется и демонстрируется сериал «Чикатило» о самом известном серийном душегубе Советского Союза. А супруг Собчак, режиссёр К. Богомолов, недавно снял сериал «Хороший человек» о постперестроечном ангарском серийном убийце женщин, превзошедшем Чикатило.

Многие годы на телеканале «5» пять дней в неделю демонстрируется отечественный сериал «След», в котором беспрерывно показываются всевозможные, в том числе самые экзотические и изощрённые, способы убийств. Обожают криминальные фильмы и сериалы почти все российские, а также уйма ныне доступных иностранных телеканалов, не говоря об интернете. В ноябре 2020 – марте 2021 г. на Первом по воскресным дням на сон грядущий зрителям показывали сериал«Метод-2» – о маньяках-убийцах и садистах.

В питерской «Панораме ТВ» (2021, № 2) читаем: «Отечественное кино- и телепроизводство набирает обороты. Итак, проекты, которые нельзя пропустить». И что же нельзя пропустить? Сериал «Вампиры средней полосы» – «комедийный хоррор» о российских вампирах, которые появились в Смоленске аж с его основания. «Топи» – «7-серийный триллер о молодых москвичах, которые направляются в таинственный монастырь». По словам автора сценария – популярного писателя Д. Глуховского, многие зрители этого фильма «какое-то время не смогут спокойно спать» (?!). А вот и А. Роднянский, глава «развлекательного» телеканала СТС, в качестве продюсера продвигает проект «Мёртвая земля» о маньяке-убийце, работающем таксистом. Предполагается, что режиссёром выступит Валерия Гай Германика, ставшая известной благодаря скандальному фильму «Школа». И т.п. в том же духе.

В современной культуре слова «скандальный», «хулиганский», «эпатажный», «наглый» давно не закавычиваются и трактуются как положительные. Подавляющее количество фильмов и сериалов на российском ТВ представляют собой криминальный жанр, именуемый для пристойности детективным или остросюжетным. К тому же криминал ныне «креативно» сращивают с мистикой и бесовщиной. Рекламно-коммерческая и вульгарно-развлекательная составляющие практически подавили художественно-эстетическую и воспитательно-этическую функции в репертуаре экранного искусства.

Адский концентрат

Сериалы заменили многим людям чтение романов. За их (сериалов) содержание прежде всего отвечают сценаристы, по сути те же писатели. Так что образы маньяков и их кошмарная деятельность – творчество писателей. В сериалах «Метод» и «Метод-2» создатели, как они утверждают, использовали реальные истории маньяков и психопатов. Однако собрать то, что происходило на протяжении многих лет в разных местах и с разными следователями в историю непрерывной работы двух следователей, – это совсем другое. Получается адский концентрат, который способна выдержать не всякая психика. Но авторы с этим не считаются. В «Методе-2» режиссёр вроде другой, но стилистика осталась та же: снова натуралистический садизм и всяческая патология (зашивают глаза и рты, вырезают сердца и хранят их в холодильнике, душат проволокой, стреляют в лицо, зверски забивают до смерти, хлещут фонтаны крови и т.п.). Что весьма симптоматично: снова, как и в первой части, присутствует русофобский мотив. Все маньяки – люди сугубо русской национальности. Особо нарочито это демонстрируется в сюжете о провинциальной паре, изуверски убивающей иностранцев. Другой персонаж с очень славянским лицом майор полиции Евгений (артист А. Петров) – супруг героини-следователя, оказывается изощрённым садистом и убийцей, в том числе отца своей жены. Психолог Игорь Самарин, работающий в полиции, на самом деле хитрейший маньяк-психопат, манипулирующий окружающими. Нечто подобное уже можно было видеть в «комедийном» триллере «Русский бес» режиссёра Г. Константинопольского: в заглавной роли действует подчёркнуто русский психопат-убийца под знаковым именем Святослав Иванов. Всё это напоминает обычное изображение в американских фильмах самых гнусных бандитов в русском обличье.

В сериалах проводится уже банальная, заезженная в американском кино идея о том, что все маньяки в детстве недополучили родительской любви. Никакой другой, хоть сколько-нибудь позитивной мысли, обычно нет. Российский мир ужасен, а жутких маньяков у нас оказывается побольше, чем в мире американского маньяка – доктора Лектора. Впрочем, ведь оттуда к нам и пришли подобные сценарии и фильмы. Создатели «Метода-2» говорят о том, что маньяки – люди с тяжёлой судьбой и они (создатели) с любовью к ним относятся. Вроде шутка, но скверная. Ибо такие «добрые» дяди-сценаристы и режиссёры и провоцируют, усугубляют появление и действия подобных маньяков в мире реальном. Продюсер Александр Цекало гордо заявлял о том, что они производят многосерийные фильмы на международном уровне («Метод» действительно был продан за рубежом): «Мы производим не сериалы, мы производим эмоции!» Действительно, производят эмоции. Но только явно патологические – садомазохистские, изощрённого палачества, ненависти, страха и недоверия к людям. Откровенной насмешкой воспринимается надпись перед началом каждой серии: «В фильме содержатся сцены курения. Курение опасно для вашего здоровья». О том, что сцены зверских убийств и садизма гораздо больше вредят духовно-психическому здоровью людей, почему-то не предупреждают.

Невозможные для культуры темы

Люди, по роду своей профессии являющиеся вроде бы представителями интеллигенции, оказывается, не знают о множестве исследований психологов и социологов в разных странах мира (кстати, прежде всего в США), результаты которых свидетельствуют о негативном воздействии сцен насилия и жестокости в фильмах на аудиторию, особенно детей и подростков. «Агрессивность, которую якобы можно переключить на безвредные объекты – например на телеэкран, – в действительности лишь подкрепляется этим и, подобно рефлексу, ещё сильнее закрепляется», – пишет выдающийся психолог и психотерапевт В. Франкл.

В социологических исследованиях, проведённых как под моим руководством начиная с 2000 года, так и другими исследователями, большинство опрошенных, в том числе и молодые люди, выступают за нравственный контроль над содержанием фильмов, особенно сценами жестокости и насилия. В то же время обращения нашей научной, педагогической и родительской общественности в различные инстанции вплоть до президента о несомненном негативном воздействии криминальных фильмов и сериалов на молодёжь остаются без адекватной реакции. Сводясь, по сути, к пожеланиям не смотреть безнравственные фильмы и не давать это делать своим детям. Как говорится, «спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

В декабре 2020 года Ольга Любимова, министр культуры РФ, высказалась как раз по поводу содержания (контента) художественной культуры: «Есть три темы, показ которых в культуре невозможен: ксенофобия, терроризм и порнография». Разве содержание российских фильмов и сериалов, которые мы упомянули, под это определение не подпадает?

Валентин Семёнов, доктор психологических наук, профессор

Источник: Литературная газета №20 (6785) от 19.05.2021

Семёнов В.Е. «Достоевский как психолог»

Достоевский вошел в мою душу ещё в школьной юности и остался там навсегда. Его творчество сразу стало настолько близким, что в 17 лет я написал стихотворение, состоящее из одних названий произведений Достоевского, очень точно отражающее мое тогдашнее состояние.

О, Бедные люди! О, Белые ночи!

А я здесь Подросток и Идиот.

Гнетут меня Бесы – моё Наказанье!

Но в чем Преступленье – не знаю – моё!

Значительно позднее я понял, в чём здесь дело, но для этого ещё надо было пройти долгий путь познания, прозрения и покаяния…

Более психоаналитик, чем Фрейд

Значимы были для меня три моих выступления, посвященные личности и творчеству Ф. М. Достоевского. Это доклад, сделанный при переполненном и отзывчивом зале на секции психологии Ленинградского Дома ученых на набережной Невы, 20 ноября 1981 года (160 лет со дня рождения Достоевского). Ранее в том же году 28 октября я выступил в Министерстве культуры РСФСР в Москве на вечере, посвящённом юбилею Достоевского, где был единственным гостем из Ленинграда и выступал вместе с писателями В. Чалмаевым и В. Крупиным, живописцем Ильей Глазуновым и другими представителями русской литературы и искусства. И ещё доклад 11 ноября 1982 года на 7-х Достоевских чтениях в Литературно-мемориальном музее Ф.М. Достоевского в Ленинграде.

Когда в 1990-х годах я работал над концепцией российской полиментальности, Достоевский помог мне в образном личностном воплощении базовых типов российских менталитетов, предложенных мной (православно-российского, коллективистско-просоциального, либерально-прозападного и криминально-кланового). Я внезапно вспомнил про братьев Карамазовых. Вот они: глубоко верующий светлый инок Алёша, страстный, мятежный отставной офицер Дмитрий (советолог Р. Пайпс сулил этому персонажу большевистское будущее), рефлексивно-рационалистичный индивидуалист богоборец Иван и их сводный брат маргинал и отцеубийца Павел Смердяков. Так, благодаря автору романа «Братья Карамазовы» я обрёл динамичную метафорическо-художественную модель основных личностно-ментальных типов России!

Сам Фёдор Михайлович не жаловал современную ему психологическую науку, которая в те времена была весьма схоластичной дисциплиной. Он справедливо полагал, что тогдашние психологи слишком упрощенно подходят к пониманию человеческой души. Фактически сам Достоевский и был лучшим психологом своей эпохи, в частности, первым по времени и более глубоким психоаналитиком, чем Фрейд и его атеистические последователи. Всю сложность, противоречивость, капризность, многофакторность человеческой психики и поведения Достоевский виртуозно выразил в своих произведениях.

Психологический гений

Психологический гений Достоевского обусловлен не только специфической врожденной одаренностью, особо чуткой нервно-психической организацией, но и особенностями биографии писателя, широтой жизненного опыта, уникальностью пережитых экстремальных ситуаций (смерть матери, когда ему было 15 лет; внезапная смерть (убийство?) отца, когда Фёдору было 17 лет; собственная тяжелая и загадочная болезнь – эпилепсия; ранняя литературная слава; арест и инсценировка его казни вместе с петрашевцами; каторга – «мёртвый дом»; любовные драмы; «запойная» игра в рулетку; крайняя бедность и др.). В результате возник исключительный феномен психологической проницательности, эмпатии-всепонимания.

Анализ произведений Ф. М. Достоевского помимо его постоянной христианской целеустремленности позволяет также реконструировать социально-психологическую концепцию человека, которой он руководствовался и сознательно, и интуитивно в своем творчестве. При этом на наш взгляд, можно вывести следующие принципы понимания человека Достоевским:

– Человек чрезвычайно сложен, сложнее привычных стереотипов добра и зла. Он воистину единство и борьба противоположностей, он диалектичен. Научные абстракции слишком сухи и тощи, чтобы правильно понять человека. «С одной логикой нельзя через натуру перескочить! Логика предугадает три случая, а их миллион!».

– Человек не только «человек разумный», но и «человек страстный» (эмоциональный, аффективный). Причем разум — это не только благо, но нередко и зло. Именно «по разуму», из логически обоснованной идеи Раскольников совершает страшное преступление. Недаром злодеи, вроде Петра Верховенского, Смердякова, Ставрогина, Свидригайлова отличаются рационалистичностью. Идеалом для Достоевского является, прежде всего, сердечный (любящий, добрый, жертвенный) человек (старец Зосима, князь Мышкин, Алеша Карамазов, Соня Мармеладова и др.), а в реальной жизни А. С. Пушкин «с его любящею и прозорливою душой».

– Человек вполне общественное, коллективное существо. Перефразируя название офорта Гойи «Сон разума, порождает чудовищ», можно сказать, что и «одиночество порождает чудовищ». Именно в одиночестве Раскольников выдумывает свою наполеоновскую теорию вседозволенности. Одинок Иван Карамазов, Смердяков, Свидригайлов, Ставрогин. Зато положительные герои всегда среди людей, почти по-детски открыты, общительны (Алеша Карамазов, Мышкин, Разумихин и др.).

– Человек обладает свободной волей. Он отвечает за свои поступки, не следует абсолютизировать влияние среды («Сорокалетний бесчестит десятилетнюю девочку — среда что ли его на это понудила?!»). Однако существуют аффективные состояния, вызванные, например, болезнью, когда человек не может контролировать свои поступки (защита Достоевским беременной крестьянки, совершившей преступление).

Счастье в любви

– Счастье человека «не в комфорте», а в любви к другим людям, которая, так или иначе, возвращается к нему (Соня и каторжные, Алеша Карамазов и дети). Люди не способные на это, человеконенавистники — гибнут, т.к. не выносят даже самих себя (самоубийства Ставрогина, Смердякова, Свидригайлова). С другой стороны, не следует закрывать глаза и на человеческое «подполье», т.е. все тёмное в недрах человеческой психики, на жестокость людей, которые способны погубить даже самых светлых личностей (таких как князь Мышкин и Кроткая).

Вместе с тем в обыденной жизни Достоевский был человеком, которому «ничто человеческое не чуждо». Особенно ярко это проявляется в его переписке с женой Анной Григорьевной, где писатель предельно открыт и искренен. Был он и сыном своего времени, родившимся и жившим до сорока лет в стране крепостного права, где были господа и рабы, а библейское изречение «кто не работает, да не ест» было забыто.

Возвращаясь к творчеству Ф. М. Достоевского, следует сказать, что многие сцены в романах писателя — это художественные «психодрамы» и «социодрамы», (хотя бы знаменитая сцена исповеди Настасьи Филипповны в «Идиоте»). Искуснейшим образом даются всевозможные аффективные состояния, вплоть до раздвоения личности («Двойник»), или рефлексивная диалогическая борьба, роль подтекста (следователь Порфирий Петрович и Раскольников). Поражает пророческий анализ актуальной для нашего времени психологии экстремизма и терроризма («Бесы»). Вместе с тем, показательно, что нередко приводя описания жестоких, даже «душераздирающих» сцен, писатель соблюдает чувство меры. Например, в романе «Преступление и наказание» менее пяти страниц отведено сцене убийства и почти пятьсот – последующим душевным терзаниям убийцы. Таков художественный баланс зла и добра. Это не современные криминальные романы и фильмы, повествующие об убийцах, маньяках и садистах, в которых авторы пренебрегают всякой этикой и человечностью ради наживы. Наконец, опыт «Дневника писателя» Ф.М. Достоевского – это великолепный образец интерпретации своих наблюдений в своеобразной социально-психологической публицистике. В частности, всё также актуален анализ противостояния либералов«западников» и патриотов-«почвенников». Ценностно-ментальные типажи оказались весьма устойчивыми.

Достоевский в наши дни

Перечитайте последний законченный роман Достоевского «Подросток». Он удивительно конгениален нашим дням. Там переходный период от феодального крепостничества к капиталистическому беспределу, в чём-то аналогичный перестроечному переходу от «развитого социализма» к «недоразвитому капитализму». У героя романа, «подростка» Аркадия Долгорукова, есть идея: «Моя идея это стать Ротшильдом». И в наше время сия идея снова в моде. Вообще много похожего, такой же духовно-нравственный кризис, вызванный отказом от правды-справедливости, фарисейством и стяжательством.

Фёдор Михайлович писал в 1876 году: «Я никогда не мог понять мысль, что лишь одна десятая доля людей должна получить высшее развитие, а остальные девять десятых должны лишь послужить к тому лишь материалом и средством (вспоминается знаменитая «проговорка» Германа Грефа – В.С.), а сами оставаться во мраке. Я не хочу мыслить и жить иначе, как с верой, что все наши девяносто миллионов русских (или сколько там их тогда народится) будут все, когда-нибудь, образованы, очеловечены и счастливы. Я знаю и верую твердо, что всеобщее просвещение никому у нас повредить не может». Однако, как показывают реформы и состояние современного образования 21-го века, руководители российского просвещения и почти через 150 лет до выводов гениального писателя не доросли…

Валентин Семенов, доктор психологических наук, профессор

 

Источник: Газета «Книжная лавка писателей», №56 от 31.12.2020.

Профессор Валентин Семёнов о дискуссии на круглом столе «Значение творчества Александра Солженицына в наши дни: pro et contra» …

3 ноября в Санкт-Петербурге в рамках Х Форума православной общественности Санкт-Петербурга состоялся круглый стол «Значение творчества Александра Солженицына в наши дни: pro et contra».

Итоги круглого стола подвел в интервью «Русской народной линии» его ведущий, заслуженный деятель науки России, профессор, доктор психологических наук, председатель совета «Собора православной интеллигенции СПб» Валентин Евгеньевич Семёнов:

Наш круглый стол в своем названии  содержал закономерное противоречие. Я, открывая дискуссию, сосредоточил внимание на том, что  к 100-летнему юбилею писателя вышли две контрастные публикации. Интервью почтенного ветерана войны, острого публициста и несомненного патриота Владимира Сергеевича Бушина в газете «Завтра» под названием «Пьедестал для предателя» и  статья другого известного публициста  и патриота  России Егора Холмогорова«Солженицын и нападчики: кто лжет?».

Бушин  обвиняет Солженицына в злостной антисоветской  деятельности, способствовавшей развалу СССР, и подчеркивает, что по жизни, в быту он был расчетливым, зачастую непорядочным человеком. Вместе с тем  признает, что и сам был среди тех, кто приветствовал появление «Одного дня Ивана  Денисовича» вместе с Твардовским, Симоновым, Шолоховым и другими замечательными писателями.

Холмогоров же опровергает буквально все нападки критиков и приходит к выводу, что Солженицын — это консервативный мыслитель мирового значения, продолжатель традиций христианского гуманизма, унаследованного от Достоевского. Публицист защищает писателя не голословно, а довольно-таки доказательно.

На мой взгляд, в корне неверно, когда критики Солженицына делают акцент на его бытовые поступки типа: он «с первой женой нехорошо поступил», речи окружающих стенографировал, всё своё поведение просчитывал и т.п. Однако у многих писателей можно отыскать бездну грехов или того, что нам не нравится. Конечно, хотелось бы, чтобы величие их творений гармонировало с личным благолепием. Увы, так бывает редко. К тому же, у любого  выдающегося человека всегда находятся недобросовестные приятели и мемуаристы.

Я напомнил, что критики «Архипелага ГУЛАГ» забывают о том, что Солженицын неслучайно сделал в названии подзаголовок «Опыт художественного  исследования» и основой книги являются свидетельства и воспоминания 257-и человек, прошедших через эти лагеря, имена которых, когда это стало возможно, он опубликовал. А доступа к архивам тогда у писателя, естественно, не было. Так что репрезентативной статистики и стопроцентной достоверности от этой книги ожидать нельзя. Я попросил участников дискуссии стремиться к объективности и воздерживаться от черно-белого мышления. Следует быть рассудительными, как учил Св. Антоний Великий.

Далее я передал слово нашему докладчику, старейшине «Собора православной интеллигенции» Борису Георгиевичу Дверницкому, известному православному философу, издателю журнала «Русское самосознание». Его главный вывод: Солженицын — всегда и везде говорил правду (и у нас, и в Европе, и в США), подобно русским юродивым, которые одни могли бросить страшную правду в лицо даже царям. Как в «Борисе Годунове»:

Нет, нет! Нельзя молиться за царя Ирода —

Богородица не велит.

И Годунов воспринимает слова юродивого как глас Божий. Дверницкий представляет Солженицына именно таким человеком, в том числе, продолжающим традиции Радищева и Тургенева, обличавших ужасы крепостничества на Руси.

Солженицын продолжает линию правдолюбца, справедливца, который как юродивый кричит во весь голос о несправедливости и угнетении, ничего не боясь. Признаемся, что очень трудно открыто, публично сказать страшную, запретную правду в лицо властям. А Солженицын пишет членам Политбюро, выступает в научных институтах Академии  наук, рассылает свои произведения по главным литературным журналам, которые их отвергают. У него проводят обыски,  воздействуют через бывшую жену, на него организовывают покушение… А он продолжает писать и выступать. Именно с такой экстремальной деятельностью  докладчик связывает отчуждение от него даже близких людей. Многие из тех, кто говорил о Солженицыне, упрекали его за то, что он писал только о негативе, ничего не писал о победах и успехах своей страны. Но ведь об успехах вещало множество других писателей.

У великого юродивого ХХ века была другая задача. Он должен был рассказать о судьбе миллионов заключенных в лагерях Советского Союза, о жизни и  смерти которых мало кто знал правду. Александр Исаевич являет пример беззаветного служения правде России. А всякий говорящий правду угоден Богу. И Господь наградил Солженицына долгой жизнью, тремя способными сыновьями и многими внуками, мирной жизнью на Родине, доброй кончиной с похоронами  по православной традиции. Это ли не положительная оценка его жизни для нас. Нельзя забыть, что именно он постоянно подымал такой самый злободневный  вопрос в стране, как «Русский вопрос».

Следующим был доклад Андрея Алексеевича Локиева, публициста, психолингвиста, вице-президента «Ассоциации творческих объединений Северо-Запада». Он обратил внимание на то, что некоторые публицисты и политологи считают, что Солженицын был «проектом» западных разведок. Но так ли это? Ведь сначала публикацию «Одного дня Ивана Денисовича» поддержал Хрущев, а в дальнейшем, уже после его отставки, судьбу Солженицына решали на Политбюро ЦК КПСС. Брежнев, Косыгин и др. были за то, чтобы сослать его навечно в Сибирь. Андропов, Щелоков и др. считали иначе. Последний в  специальной записке даже выступил в его защиту. В конце концов Андропов предложил посадить антисоветчика в самолет и отправить на Запад. Возникает вопрос — какую же, всё-таки, роль сыграл Солженицын? Как-то «неуклюже» работали кегебешники, следили, да не уследили, как отправлялись произведения писателя на Запад, даже не могли найти место где хранился его архив, покушались на отравление, да не отравили. Получается, что Солженицына выпустили на Запад с какой-то задней целью? Локиев предполагает, что это была своеобразная стратегическая идеологическая антизападная акция. Он анализирует  публицистику писателя зарубежного периода и оказывается, что уже весьма скоро Солженицын начинает критиковать западный образ жизни, отказывается от американского гражданства. Вот что он пишет о западной «свободе»: «Свобода! — плевать в глаза и души прохожих и проезжих рекламой. Свобода! —  издателей и кинопродюсеров отравлять молодое поколение растлительной мерзостью… Свобода! — бизнесмена на любую коммерческую сделку, сколько б людей она не обратила в несчастье или предала бы собственную страну». Правда, ныне эта критика уже может адресоваться и к современной российской  капиталистической действительности.

Странно  слушать тех, кто из  всех сил старается превратить «Архипелаг Гулаг» из многопланового произведения во всего лишь  справочник  с  преувеличенными данными казненных. Да, цифры однозначно преувеличены. Может быть, это просто ошибка человека, пережившего лагеря, и потому  гиперболизирующего свою трагедию в трагедию  миллионов невинно  осужденных? Локиев считает, что «Архипелаг»  —  это книга субъективная, но  главное  —  книга покаяния в гордости, в превознесении себя над другими людьми (прежде всего, покаяние самого автора).

Локиев заключает, что невозможно полностью  согласится с Солженицыном, но невозможно и полностью отвергнуть. Не только у двух человек может быть разное отношение к нему, но и у одного — могут быть диаметрально противоположные взгляды на разные утверждения писателя.

После выступил председатель Отдела по взаимоотношениям Церкви и общества СПб епархии  о. Александр  Пелин, который высказал некоторые сомнения,  касающиеся политического поведения Солженицына. В связи с этим  следует сказать, что все докладчики, а также Е. Холмогоров, уверены, что  никаких призывов сбросить атомную бомбу на СССР Солженицын не высказывал, это были разве что единичные высказывания  его  персонажей или самые настоящие фальшивки (фейки).

Далее в дискуссии  выступили  писатели Анатолий  Козлов и Алексей  Бакулин, отметившие противоречия в творчестве и  жизни Солженицына. Казачий  атаман Андрей Поляков говорил о  трагедии  революционного  расказачивания на  российском юге. Он подчеркнул, что  и об этом писал Солженицын. Докладчики также  ответили  на  вопросы  из  зала.

В заключение я добавил, что весьма поразительно, но, как пишет Холмогоров, ещё в 1991 году Солженицын послал письмо Ельцину, где критиковал отделение Украины от России, так  как  там полно русских людей. Он требовал провести референдум на Украине регионально. Он еще тогда говорил, что Донбасс отойдет к  России. И  совсем не стоит  забывать, что именно Солженицын провозгласил тезис о сбережении русского народа, который ныне перенял у него президент В.В.Путин.

Мы находимся в плену стереотипов — Соженицын предатель и всё. Большинство людей так и считает. Когда изучаешь вопрос  вглубь, то всё оказывается гораздо сложнее. Надо быть разумными и рассудительными людьми. Обвинять проще всего. Мне, например, он как писатель  не очень близок, в его произведениях для меня очень мало света и надежды, но Борис Георгиевич Дверницкий утверждает, что, читая Солженицына, он испытывает светлое чувство оптимизма (особенно по сравнению с произведениями Шаламова).

Самый главный вывод, который можно сделать по итогам круглого стола — насколько плохо мы знаем свою собственную историю и собственных личностей. А то, что Солженицын выдающаяся личность, сомневаться не приходится. Неслучайно  такой  проникновенный  писатель как Валентин Распутин до конца дней считал его великим писателем: «И в  литературе, и в общественной жизни  — одна  из  самых могучих фигур  за  всю  историю  России,… великий  нравственник, справедливец, талант». Поэтому я весьма удивился, что такая интеллектуальная, умудренная  газета,  как «Завтра» предстала в отношении к  Солженицыну как-то упрощенно и необъективно. Думается, на круглом столе мы, все-таки, стали  ближе к его адекватному пониманию.

Источник: http://ruskline.ru/news_rl/2018/11/09/solzhenicyn_predatel_agent_kgb_ili_sovremennyj_yurodivyjpravdolyubec/

Национальная безопасность и идейная борьба в культуре

В Санкт-Петербурге 12-13 апреля проходила Международная научная конференция «Идеологическое и духовное противостояние деструктивной культуре», организованная Петровской Академией наук и искусств, СПб Академией следственного комитета и Герценовским университетом. Научный руководитель ЦППИ, проф. В.Е. Семёнов был приглашен для участия в конференции с докладом на пленарном заседании, материалы которого мы публикуем.

 

В.Е. Семёнов, доктор психологических наук, профессор, заслуженный деятель науки России.

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ И ИДЕЙНАЯ БОРЬБА В КУЛЬТУРЕ (По материалам доклада на Международной научной конференции «Идеологическое и духовное противостояние деструктивной культуре», Санкт-Петербург, 12 апреля 2018 года).

31 декабря 2015г. В.В. Путин подписал Указ Президента № 683 «О стратегии национальной безопасности РФ» [ 1 ]. В этом документе четко и однозначно говорится о том, что к стратегическим целям обеспечения национальной безопасности в области культуры относятся: «сохранение и приумножение традиционных российских духовно-нравственных ценностей как основы российского общества, воспитание детей и молодежи в духе гражданственности;сохранение и развитие общероссийской идентичности народов Российской Федерации, единого культурного пространства страны» (курсив мой – В.С.). При этом «К традиционным российским духовно-нравственным ценностям относятся приоритет духовного над материальным, защита человеческой жизни, прав и свобод человека, семья, созидательный труд, служение Отечеству, нормы морали и нравственности, гуманизм, милосердие, справедливость, взаимопомощь, коллективизм, историческое единство народов России, преемственность истории нашей Родины» (выделено мной – В.С.). Как видим, власть обозначает приоритет традиционных духовно-нравственных ценностей и единство всей отечественной истории. Более того, наблюдается идейное единство власти и Русской православной церкви, соответствие их целей-ценностей глубинной сущности русского менталитета, духовно-нравственному вектору народа.

Однако, на практике этому ядру русского менталитета и традиционным российским ценностям в настоящее время противостоит духовно-нравственная и финансово-имущественная поляризация нашего общества. Противоречия между либералами, с одной стороны, и православными и просоциальными («белыми» и «красными») гражданами — с другой, проявляются на всех «этажах» российского общества. Одним из основных препятствий для духовно-нравственного общества социальной справедливости и социального согласия выступает значительное влияние либералов-западников, сторонников глобалистско-потребительского постмодернистского общества, в сфере культуры (образование, искусство, СМИ, реклама и др.). Отсюда прозападный, антипатриотический, провокационно-безнравственный характер содержания многих телевизионных каналов, средств массовой культуры и искусства, по сути предназначенный для перекодирования общественного сознания, традиционных российских ценностей и норм, в первую очередь, у молодежи [ 4 ].

Назовем некоторые негативные тенденции, которые проявляются в деятельности наших социальных институтов и средств культуры:

  • явный уклон в пустое, зачастую пошлое и вульгарное развлекательство, юмор «ниже пояса» (телевидение, кино, театрально-концертная деятельность, развлекательные центры).
  • преобладание на телеэкране отечественных криминальных сериалов и фильмов, в которых всё разрастаются сцены крайней жестокости и насилия, аморализма и цинизма, в том числе представителей полиции и закона (например, «Метод», «Майор», «Невский проспект» и т. д. и т. п.);
  • откровенное заимствование негативных жанров (ужасы, мистика, антиутопия, монстро-вампиро-мания, так называемая «эротика» и извращенный секс) и сюжетов западного кинематографа (например, перенесение истории «Рембо» в нашу провинцию или образа офицера-предателя из американского, снятого на основе израильского, сериала «Родина», — в Москву);
  • тотальное засилье на многих российских телеканалах ( в первую очередь, молодежных) американских фильмов, в том числе антироссийских и антисоветских, где орудует чудовищная русская мафия, а наших солдат американские супермены убивают сотнями.
  • практически неподконтрольная нравственным нормам и этике массовая «интернет-культура», с её субъективным произволом, ложью, обманом (фейками), сплетнями, злобными троллями, порнографией, языковым беспределом, стимуляцией к терроризму и самоубийствам, а также электронные игры, среди которых немало зомбирующих и вредных.
  • расширяющееся вовлечение детей (даже самых маленьких) в шоу-бизнес, во всевозможные конкурсы, где «наставники» и «судьи» поощряют их подражание сомнительным «звездам» и «кумирам», калечат их личности неумеренным захваливанием и одновременно стимулируют безудержную конкуренцию и зависть; детская «ярмарка тщеславия»;
  • русский язык и русская речь уже требуют реальной защиты и лечения от эпидемии американизмов и иных иноязычных слов и интонаций, от чудовищной заразы нецензурной речи, от повсеместной массовой неграмотности (ударения, произношение, орфография и синтаксис). Авторитет русского языка снижается: бывшие республики СССР переходят на латиницу, даже малые дети всё чаще поют на певческих российских конкурсах на английском языке, граффити на наших улицах также рисуются исключительно на латинице, рок-поп-музыка также скоро будет только англоязычная. И на анонсах научных конференций в России уже не редкость прочесть: «рабочий язык английский»;
  • навязывание и реклама в СМИ так называемых экстрасенсов, гадалок, ворожей, астрологов, с помощью которых зомбируется и мистифицируется население; опасная реклама лекарств и самолечения;
  • в настоящее время в российской молодежной культуре отсутствует «галерея» образов современных героев (людей мужества и труда), их подменяют клипы «идолов потребления и моды»;
  • не прекращается демонстративное поношение святого, духовного и нравственно-классического так называемыми новаторами-авангардистами-постмодернистами: от разрубания икон на выставке и канкана в храме — до голых задов и физиологических «откровений» на сценах известнейших государственных театров. По какому праву лженоваторы, неспособные создать ничего своего оригинального и великого, издеваются над творениями Пушкина и Чехова, Мусоргского и Чайковского? Почему эти проблемы не решаются юридически? И зачем тогда авторское право?…

Анализируя эти проявления контркультуры, нельзя не придти к выводу о несомненной антидуховной, аморальной и в конечном счете антироссийской деятельности целого клана чиновников и «делателей» подобной псевдокультуры. Возникает закономерный вопрос: Почему не исполняются установки «Стратегии национальной безопасности» в сфере культуры? Почему можно разрушать истинные человеческие ценности, развращать детей и молодежь? Почему в то же время народное искусство, образы настоящих героев нашего времени, вечные ценности истины, добра и красоты не реализуются в нашей современной русской, российской культуре? Множество отечественных и зарубежных социологических и психологических исследований доказали, что подобная «грязная», античеловечная культура отрицательно и разрушительно влияет на людей. [ 2 ]. И большинство российских граждан осуждает проявления жестокости и низости в массовой культуре и искусстве [ 3 ]. Значит государство в содружестве с народом и церковью обязано очистить и вылечить отечественную культуру от становящихся хроническими болезней.

 

Р.S. Свежие примеры наших странных тенденций:

23 марта 2018 года на Первом телевизионном канале в программе «Голос. Дети», посвященной детскому песенному конкурсу, проводился выбор лучших из группы наставника В. Меладзе. Меня поразило то, что из пяти участников три девочки пели на английском, один мальчик – на испанском и только одна девочка пела на русском.

«Панорама ТВ» (Петербург, 2018, № 7, с. 10) восторженно сообщает: «Сын певицы Натальи Сенчуковой и солиста группы «Дюна» Виктора Рыбина вырос настоящим красавцем. Накачанный торс, 187 сантеметров роста… Сейчас юноша, как и его знаменитые родители, увлекается музыкой. Он создал свою группу, для которой пишет песни на английском языке.

 Данила Козловский снялся в фильме наших британских «друзей» о русской мафии на Западе. С ним снялся ещё один «достойный» канадско-российский гражданин Алексей Серебряков и дочь великого русского писателя, режиссера и артиста Мария Шукшина (как-то обидно за Василия Макаровича).

 Театр им. Ленсовета 19 и 26 апреля этого года дает спектакль «Город. Женитьба. Гоголь». Поясняется, что это сочинение по пьесе «Женитьба» Н.В. Гоголя. И тут же: «В спектакле звучат тексты из романа Достоевского «Идиот» и романа в стихах Пушкина «Евгений Онегин», стихотворение Цветаевой « Мы с Вами разные, как суша и вода». «Режиссер Юрий Бутусов вместе с замечательными артистами сочиняет щемящую петербургскую историю про одиночество»… и т д. А мне думается, что это очередное примитивное постмодернистское издевательство над классиками, которое может вызвать только сарказм: опять продают убогий коллаж, нагло занимаясь воровством и плагиатом. Когда же наши правоведы сумеют защитить авторские права великих?! Но защищать Гоголю надо даже право на свою биографию, ибо и её кино-шоу-бизнес превратил в дешевый блеф под псевдонимом «фэнтези» ( фильм «Гоголь. Начало»)

А поп-певец Максим Леонидов с коллегами использовал персонажей Марка Твена (Тома Сойера и всю компанию), пересадив их в 1950-ые годы и назвав это детским спектаклем «Крем, джем и Буги-вуги ( с большой буквы, уважают буги). Ну, здесь уже международная кража, воистину, « русская мафия»…

Владимир Маяковский ещё 100 лет назад (в 1916 г.) возмущался подобным разбоем: «В. Брюсов выпустил окончание поэмы А.С. Пушкина «Египетские ночи» и потом следует эпиграмма:

«Разбоя след затерян прочно

во тьме египетских ночей.

Проверив рукопись построчно,

гроши отсыпал казначей.

 

Бояться вам рожна какого?

Что против Пушкину иметь?

Его кулак навек закован

в спокойную к обиде медь!» [ 5, с. 123 ].

Снова капитализм и снова подобный разбой, только грандиозней. Таков современный «прогресс».

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. О стратегии национальной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ №683 от 31.12.2015 г. http://legalacts.ru/doc/ukaz-prezidenta-rf-ot-31122015-n-683/ (дата обращения 17.03.2018)
  2. Семёнов В.Е. Искусство как межличностная коммуникация. Изд. 2-е исправ. и доп. Самара. Изд-во Самарского научного центра РАН. 2007.
  3. Семёнов В.Е. Современная Россия в контексте концепции российской полиментальности // Историогенез и современное состояние российского менталитета / Отв. ред. В.А. Кольцова, Е.В. Харитонова.- М. : Изд-во «Институт психологии РАН», 2015. – С. 403-429.
  4. Семёнов В.Е. Российская идентичность и патриотизм в полиментальном обществе // Социальная и экономическая психология. 2017, №3. С.116-142 http://soc-econom-psychology.ru/engine/documents/document374.pdf (дата обращения 17.03.2018)
  5. Маяковский В.В. Полное собрание сочинений. Т.1, Москва. Изд-во худ. лит. 1955.

Интервью В. Е. Семёнова на телеканале «Санкт-Петербург»

Интервью В. Е. Семёнова на телеканале «Санкт-Петербург» 13 октября 2017 — Влияние СМИ на здоровье человека. Консультация психолога

Гость: Валентин Семёнов, доктор психологических наук, профессор СПбГУ.

Андрей Зайцев, ведущий:
Тема сегодняшней полезной консультации – влияние СМИ на здоровье человека. В гостях студии — Валентин Семёнов, доктор психологических наук, профессор. Читать дальше

В фильме содержатся сцены… Кино как стимул насилия и психопатологии

Ужасный расстрел в Казани… Ещё более кровавый расстрел три года …

Семёнов В.Е. «Достоевский как психолог»

Психологический гений Достоевского обусловлен не только специфической …